Александр Удиков (udikov) wrote,
Александр Удиков
udikov

Categories:

О трагедии в Университете Дружбы Народов

ПОЖАР В ОБЩАГЕ РУДН: Халатность или…
 Материал независимого журналиста

…Остановка «Университет Дружбы Народов». Следующая -«Медицинский факультет»…Нам выходить…У Подфака, как и обычно, людно, но необычайно тихо. Кто-то пытается шутить, но выглядит это жалко. На лицах иностранцев - немая гримаса страха и боли. Идут занятия, но работать не могут ни студенты, ни преподаватели… Идем к шестому блоку. На улице Миклухо-Маклая масса прохожих. Повсюду студенты с цветами в руках… Из-за одного из блоков общежитий выглядывает угол обгоревшего здания. Мы на месте.

Черный обугленный корпус. Три верхние этажа выгорели полностью, второй – большей частью, первый же, судя по всему, не пострадал. Торец здания, смотрящий на дорогу, также частично остался невредимым. Кое-где, даже на окнах второго этажа, висят пакеты с продуктами, в некоторых обгоревших комнатах сохранились даже занавески и цветы на подоконниках. Становится как-то не по себе. У стен блока – море цветов: красные гвоздики и розы. Розы приносит тот, у кого погибли близкие…Роз много, очень много… Почему-то каждый студент, возложив цветы, отступает назад и, задрав голову вверх, начинает всматриваться в зияющие пустотой окна. Как-то машинально мы делаем то же самое и еще долго находимся в состоянии этого мрачного оцепенения. Потом вспоминаем, для чего мы здесь и хватаемся за фотокамеры.

Кадр, другой … К нам подходит женщина с полными слез глазами, судя по всему, преподаватель университета: Ребята, что вы делаете! Тут ведь люди погибли!

-Мы из редакции … Извините…

-Нет, нет, работайте, работайте, - женщина обеими руками вытирает хлынувшие слезы, - только, пожалуйста…пожалуйста, пишите правду…

ХРОНИКА ПОЖАРА

1.15-1.45 (Точное время неизвестно) – происходит возгорание. Персонал общежития и студенты пытаются самостоятельно справиться с пламенем. Часть людей успевает покинуть здание через центральный выход

1.50- пламенем объяты второй и третий этажи

2.00- появились первые жертвы. Люди начали прыгать из окон.

2.16- в службу 01 поступило сообщение о пожаре в здании №15 по ул. Миклухо-Маклая (блок №6 общежитий РУДН). Звонили студенты из соседнего блока

2.22- приезд первой пожарной бригады

2.40- прибытие первой машины скорой помощи

2.55- студенты освободили площадку перед горящим зданием для машин экстренных служб, прибывшая милиция оттеснила толпу, и пожарные получили возможность работать

3.00- первые неудачные попытки эвакуации студентов из горящего здания

3.05- огонь распространился на четвертый и пятый этажи

3.10- пожару присвоена третья категория сложности

3.25- из здания эвакуировали оставшихся в живых

4.00- при тушении пожара травму получили двое пожарных. Они госпитализированы

4.20- на месте пожара работают 37 бригад скорой помощи и около 50 пожарных расчетов

4.45- возгорание локализовано

5.40-возгорание ликвидировано. Начат разбор завалов

6.20- первые объективные данные о жертвах от МЧС

ДО ПРИЕЗДА ПОЖАРНЫХ

Уже сейчас объективно говорить о том, что произошло в блоке №6 в первые минуты пожара практически невозможно. Сознательно не приводим здесь довольно-таки противоречивые откровения студентов, дабы не торговать жареными фактами. Комментарии коменданта общежития также внушают большие сомнения.

Выживших жителей блока №6 никто не будил в ту страшную ночь. То, что смогли спастись, многие считают настоящим чудом. Проснувшись от удушья, студенты покидали здание в тот момент, когда коридоры горели уже в нескольких местах и были полны черным ядовитым дымом. Сориентироваться в этих условиях было чрезвычайно сложно, но большинство все же смогло добраться до выхода.

«Когда мы выбегали из здания, - рассказывают студенты - сверху на нас стали падать наши окровавленные соседи». «Я лежала в кровати и учила китайский, - вспоминает жительница не пострадавшего в ту ночь крыла «А» «шестерки», - когда услышала с улицы душераздирающие крики. Выглянув в окно, я увидела голого негра, стоящего на четвереньках на земле. Сначала я подумала, что он пьяный, но потом увидела второго, который бился головой об землю и, путая слова, на ломаном русском кричал о том, что его друг сгорел прямо в кровати… В окнах корпуса «Б» были видны отблески пламени. Выбегая, я чуть не потеряла сознания от дыма…».

Второй и третий этажи уже пылали. Из окон прыгали и вываливались люди. На четвертом и пятом этажах было тихо, и студенты стали кричать и бросать в окна камни, чтобы разбудить спящих там людей.

Несколько студентов, охранников и служащих кафе, находящихся рядом, проникли в горящий корпус и, выбив двери и используя их как носилки, вынесли из блока несколько студентов, уже бывших без сознания. Больше ни войти в здание, ни выйти из него не смог никто…

«На улице не было ничего видно даже на расстоянии метра…Студенты, большей частью, иностранцы, только что поступившие на подфак, обезумев от ужаса, выбирались из окон, держась за занавески и карнизы, и кричали «Help me!». Снег под окнами был усыпан трупами и телами раненых…Два африканца на пятом этаже сплели веревку из простыней и попытались на ней спуститься вниз. Первый из них уже добрался до четвертого этажа, когда пламя, выбивающееся из окна под ним, спалило простыню как капроновую нитку. Парень упал на ледяную корку и торчащие из нее стекла… Второй, тоже начавший спуск, едва успел забраться обратно, но уже через несколько секунд пламя вынудило его прыгнуть вниз уже безо всякой страховки. Он с криком полетел вниз и, ударившись головой о бетонный козырек черного хода, замолк…».

«Один латиноамериканец, стоя на карнизе четвертого этажа и закрываясь простыней от пламени, молил о помощи, а потом перекрестился и прыгнул вниз. Он погиб. Это точно…»

«Кто-то крикнул мне, что надо оттащить раненых от здания, чтобы их не убили люди, прыгающие из окон. После того, как я оттащил четвертого пострадавшего с прогоревшей и обмякшей грудной клеткой, меня стошнило прямо на снег…»

«Я попытался оттащить от блока девушку, лежащую на снегу рядом со мной. Взяв ее подмышки, я понял, что у нее все переломано - ее тело было мягким как тесто…»

«Мы бы могли спасти и больше, но многие от ужаса не могли пошевелиться и, оцепенев, безмолвно наблюдали, как люди выпрыгивали из окон на асфальт, на лед, на тела раненых и на крышу подъезда «шестерки»…

Студенты на дверях и на другом подручном материале уносили тела пострадавших в соседние корпуса…» - так рассказывали о событиях той страшной ночи очевидцы.

ПОТЕРЯННОЕ ВРЕМЯ

Когда приехали первые пожарные расчеты (их было 2), а потом и «карета скорой помощи», возникла проблема: вся прилегающая к блоку №6 территория была заставлена принадлежащими непонятно кому автомобилями. Студентам и тем, кто им помогал, пришлось на руках переносить машины, чтобы освободить место для спецтехники. Сразу же были поставлены приставные лестницы, но спуститься по ним вниз было невозможно – изо всех окон к тому времени вырывались языки пламени, которые обжигали спускающихся вниз студентов, и те падали вниз. Да и сами лестницы скоро накалились настолько, что при прикосновении к ним вызывали ожоги.

Несколько человек не пошли на столь опасный спуск и решили ждать пожарных, не зная, что те не могут помочь из-за множества причин, в том числе и огромной толпы, мешающей работать. Эти люди ждали до последнего у окон и сгорели у всех на глазах.

Но скоро подъехала милиция, и пожарные получили возможность работать, используя спецтехнику. Тут вдруг выяснилось, что в то время, когда пожар тушили лишь с одной стороны, ситуация на другой стороне блока была куда более серьезная. Кроме того, не имея поначалу возможности эвакуировать оставшихся в здании студентов, пожарные первым делом приступили к тушению здания. Вытекающая из корпуса вода образовала огромную ледяную корку, именно поэтому было так много страшных переломов. Когда же все-таки началась эвакуация, спасать студентов, к сожалению, было поздно. Удалось вытащить лишь немногих, вовремя подав им необходимую дозу кислорода. Но и эти немногие вряд ли будут жить, так как получили страшные ожоги дыхательных путей.

Студенты-медики, пытавшиеся оказать помощь пострадавшим, обратились к врачам скорой помощи с просьбой снабдить их ватой и бинтами, но получили отказ: вы - неквалифицированные специалисты.

Большинство же «квалифицированных» специалистов прибыло, к несчастью, слишком поздно. Первые машины скорой помощи, приехавшие на место, не имели «реанимации», т.е. медицинские работники не имели возможности спасти серьезно раненых - когда экипажи выезжали, никто не думал, что все настолько серьезно.

Несмотря на огромное количество машин скорой, прибывших ближе к утру (они образовали на улице Миклухо-Маклая настоящую пробку), врачи все же вынуждены попросить помощи у студентов медфака - катастрофически не хватало рук. О том, что происходило дальше, всем известно из выпусков новостей. Скорую помощь и пожарных в чем-либо обвинить сложно, но эти службы все же не были на этот раз на высоте. Не стали наши службы и самыми оперативными - первыми на место пожара прибыли все же журналисты. А утром студенческий городок уже напоминал какой-то пресс-центр.

В.Литовцев

А.Удиков

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

БЛОК №6 (Он же – Дом №15)

Пятиэтажное здание, состоящее из двух корпусов «А» и «Б», соединенных общим подъездом (горело крыло «Б»). Здание обладает сложной системой вентиляции - вертикальной, охватывающей все комнаты. По сути, каждый вентиляционный ход подобного строения - это большая пятикамерная печь с хорошей тягой. Корпуса блока обладают очень широкими окнами. При открытых окнах в здании возникали страшные сквозняки.

Каждый год здание проходило плановый ремонт, который, надо отметить, был лишь косметическим. Последнее пожарно-техническое обследование, прошедшее в марте 2003 года в рамках программы «Жилище- 2003» выявило в этом блоке 36 нарушений правил пожарной безопасности. Никогда не чищеная вентиляция содержала горы пыли, которая, как известно, лучшая пища для огня. Кроме того, по свидетельству студентов, в здании постоянно бывали страшные подскоки напряжения. А во время летнего ремонта кто-то додумался выкрасить стены блока масляной краской (при ее горении выделяются ядовитые вещества).

ВСЕГО 39?

Казалось бы, пожар закончился, пострадавшие в больнице, все позади. Но у жителей студгородка РУДН и студентов подфака впереди было еще одно страшное испытание - опознание погибших. Не будем описывать эту процедуру – это и без нас сделала проснувшаяся во второй половине дня желтая пресса. Скажем лишь то, что по непроверенным данным из ректората университета, погибших, как минимум, в два раза больше, чем по официальным данным. Студентов подфака уже вызывали на повторное опознание. Среди трупов есть и маленькие дети - в «шестерке» некоторые иностранцы жили семьями. Постоянно сообщается о том, что в сгоревшем корпусе «Б» блока №6 было зарегистрировано 272 человека. Между тем, всем известно, что в каждой общаге Москвы полно нелегалов. В РУДН - тем более. По словам студентов, в некоторых двухместных комнатах жило по 6-7 человек.

О ЧЕМ МОЛЧИТ МОСКОВСКАЯ ПРЕССА

Московская пресса либо не хочет, либо не может говорить о том, что формальным ректором РУДН (а не бывшим!) по-прежнему является Владимир Филиппов, ныне действующий министр образования РФ, видимо, решивший на всякий пожарный (мало ли что - вдруг «уйдут» его из министерства за провинность какую) сохранить за собой мягкое кресло ректора третьего ВУЗа России. А Дмитрий Билибин, подавший в отставку, - всего лишь «И.О.» и поэтому, судя по всему, теперь будет отвечать за все. А до неба высоко, до бога далеко…

И еще: Если всем ясна прямая связь господина Филиппова с РУДН, то какие он может давать комментарии? Не лучше ли отправить его в заслуженный отпуск до поры- до времени? Ведь он, как и любой «порядочный» человек, своих не продаст?!…

А.Удиков

РУДН ПОСЛЕ ТРАГЕДИИ:
ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ


КАКАЯ-ТО ПЫТКА

Через день после пожара в Университете Дружбы Народов стоит небывалая тишина. Мы на занятии по китайскому языку отделения журналистики подготовительного факультета РУДН. Преподаватель Чжан Сяо Минь сквозь слезы дрожащим голосом произносит китайские фразы. Студенты повторяют, чуть не плача… Со второй пары преподаватель отпускает всех домой.

«Ей очень тяжело, - говорит студентка подфака Маргарита - у нее там много родственников погибло. Да и нам не легче - мы китайский учим, а китайцы - русский. Мы их всех хорошо знали, дружили с ними. Большинство из них погибло, а 17 пропало без вести… Нам всем очень больно, учиться просто невозможно. Это какая-то пытка… Знаете, нас попросили не обсуждать то, что нам известно с журналистами… А журналисты говорят то, что им диктуют».

В РУДН собран целый отряд студентов для помощи пострадавшим в больницах. Организован сбор средств, еды, теплой одежды и других необходимых вещей для пострадавших.

В среду все факультеты РУДН почтили память погибших. На траурном митинге не было ни правительства, ни администрации университета…

Л - Е – Е – Е – Е – Е - ТЯТ УТКИ…

Вот уже третий день в РУДН неспокойно. То, что происходит, принято называть студенческими явлениями. Большей частью они спровоцированы лицемерием администрации университета. Несмотря на красивые обещания, пострадавшим дали всего по три тысячи рублей (и это людям, которые потеряли все!) и расселили по уцелевшим корпусам. В прокопченном и залитом по колено водой от лопнувших батарей, водопроводных труб и канализации корпусе «А» «шестерки» по-прежнему живут студенты. Разговоры о постройке нового 16-тиэтажного корпуса оказались попросту уткой для журналистов. Горевший блок планируется восстановить за 2-3 месяца. Кроме того, уже началось «наведение стрелок». Господин Филиппов официально исключил то, что пожар в общежитии мог произойти из-за неисправности электропроводки. Виноватыми хотят сделать трех африканских девушек, которые, якобы, решили создать себе в комнате климат родины и много всего в розетки повтыкали…

Между тем, каждому мало-мальски знакомому с электротехникой человеку понятно, что в случае перегрузки сети должна сработать защита - на электрощите раздастся щелчок и сразу станет темно и холодно. Во времена, когда строились рудэновские общаги, про это сказали бы: выбило пробки. Так значит все-таки электропроводка?

У студентов, правда, по поводу причин пожара есть свое собственное мнение, но это уже что-то из разряда ненаучной фантастики (читайте об этом у наших коллег, в газете «Жизнь»).

Во всех учебных корпусах и в студгородке университета коменданты старательно «избавляются от улик». Нет и не было у нас в подвале складов краски! Странные вы люди, ей богу! И откуда вы взяли?

На всякий случай во всех общагах РУДН у студентов изъяли электрические плитки, обогреватели, удлинители и настольные лампы… Говорят, даже чайник стреляет…в коменданта…

БРЕД, УЖАС, КОШМАР

Студенты РУДН о трагедии и своем ВУЗе:

Ольга: Все случившееся - позор для нас, для университета и для страны в целом… Настолько гадко смотреть на эти разглагольствования и знать, что кроме тех, кто хоть что-то знает об этом ВУЗе, никто ничего не поймет…Общаги уже давно пора сносить к чертовой матери, все настолько старое и грязное, что это просто пощечина всей России… Ладно наши ребята - привычные и понятливые, но селить в эти трущобы иностранцев… А денег у универа хватает… и на фонтаны, и на площади перед корпусами, и на здание, куда въехали 2 факультета, находившиеся раньше в тесноте, но все же не в обиде на двух этажах…Как же обидно смотреть на все это! Как горько за случившееся! Эти ребята - одни из нас, и мы могли бы быть вместе с ними… Родители отправили учиться своего ребенка, может, даже единственного, чтобы он выучился и стал чуть счастливей и проч., а что в итоге?

Smile: Обидно одно! Виноваты будут либо студенты (уже ходят по блокам и отбирают даже чайники), либо «шестерки верхов». А кто-то на этом наоборот «погреет руки». Заселяют бедных погорельцев 4-ми и 5-ми, при том, что многие комнаты сдаются неучащимся за определенную плату.

Да, в стране хаос! Но мы молодые: в этом наш плюс и минус. Нас пока никто не слушает, но мы рано или поздно встанем у руля власти. А события этих лет должны научить нас избегать подобных ошибок. Потому что мы хотим жить в процветающей России, в дружбе и согласии с другими странами…

Kate: Что тут можно сказать…Позор нашей стране…Убивает то, что пытаются обвинить студентов, многие из которых и русского даже не знают…Смешно и стыдно… Я очень хочу, чтобы хоть кто-то получил за эту трагедию…В особенности руководство университета и министерство образования…Потому что я уверена на 100%, что виноваты вышестоящие лица…Даже если это взрыв или неисправная электропроводка… Еще раз эта трагедия показала, что в нашей стране никто ни за что не отвечает, кругом царит халатность, все полагаются только «на авось»… Мне стыдно за нашу страну перед иностранцами… Пусть они уезжают и бегут из этой страны… Они будут правы…

Лена: 3 тысячи рублей на первоочередные нужды?! Вы что, издеваетесь? Это просто ничто…Люди потеряли все! Их надо селить в нормальный блок, а не подселять четвертыми в 1 и 2 блоки, это свинство и извращенство!!! Все

блоки просто в ужасном состоянии, надо все сносить и строить новые здания!!! Мы все-таки не страна третьего мира…

Я не удивлюсь, если после этого к нам перестанут ездить иностранцы! Надо срочно что-то делать! Деньги у университета есть, т.к. очень много платных специальностей… Куда они деваются? Почему бы на эти деньги не обеспечить студентов нормальными жилищными условиями, книгами, охраной… Студентам тоже нужна забота! Я тоже учусь в РУДН и тоже могла быть там… Я не знаю, живы мои знакомые или нет… Это нельзя выразить словами! Весь ректорат надо просто уволить, убрать, снять! Надо что-то менять!

David: Кто будет отвечать за это?

© Александр УДИКОВ, 2003 г.

P.S. Из всех главных редакторов российских печатных СМИ, которым было предложено опубликовать материал, на это решилась только Иванская Тамара Александровна, редактор маленькой газеты «Молодежный курьер» (г. Чебоксары). В процессе редактирования из материала была вырезана информация о министре образования, который и ныне занимает свой пост. И в данный момент является действующим ректором РУДН, поразительным образом совмещая две высокие должности...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments