Александр Удиков (udikov) wrote,
Александр Удиков
udikov

Category:

Ирек Муртазин: «Я буду цепным псом демократии»

Originally published at Гипертаблоид редактора Удикова. You can comment here or there.

Редакция ГРУ попыталась разобраться в причинах, которые привели первого и пока единственного диссидента Татарстана за решётку. Мы постарались просто озвучить то, что нам рассказал Ирек Муртазин, предоставив нашим читателям возможность самостоятельно судить и делать выводы. Очень надеемся, что судить Ирека будут именно читатели, а не судьи - в СМИ уже появилась информация о том, что решение по УДО Муртазина может быть обжаловано.

Ты мне нужен

Я работал собственным корреспондентом российского телевидения в Тататарстане. Всё было хорошо, у меня зарплата была тысячи полторы долларов в месяц. И меня уговорили перейти на службу к президенту, причём с третьего раза. Это была просьба министра внутренних дел Татарстана Сафарова Асгата Ахметовича. Просто Асгат сказал – ты нужен рядом с Шаймиевым. В итоге я перешёл к Шаймиеву в трудное для него время – когда создавался блок «Отечество – вся Россия», когда началась информационная вакханалия, когда Доренко мочил Татарстан – вот в это время.

Были договорённости, что будет это всё временно – год-полтора, что после выборов я ухожу. И когда выборы закончились, Я подошёл к Шаймиеву, говорю – Минтимер Шарипович, я устал, я хочу на телевидение, это не моё совсем. А он попросил ещё остаться – "ты мне нужен". Я остался и в итоге ещё полтора года протянул там.

Всё согласовано

Потом я ушёл на ГТРК, где была та знаменитая программа про Норд-Ост. После неё говорили, что я гад, негодяй, но я был повязан определёнными обязательствами и не мог говорить о ней до суда. Но когда уж меня Шаймиев обвинил во всех смертных грехах, я возмутился - как же так - с вами же было согласовано всё. Да и вообще, такое превратное представление об этой программе возникло потому, что люди не видели начало программы - запись исчезла. Но у меня-то она сохранилась. Я её выложил, и всё встало на свои места.

Программа была в том русле, в каком говорил Шаймиев. В этой программе была попытка найти ответ на три вопроса:

1. Куда смотрели спецслужбы. Как получилось так, что 20 боевиков, вооружённых до зубов, проехали через всю Россию, всю Москву и оказались в этом театре. Где наши спецслужбы?
2. Как не допустить исламофобии. Ислам и мусульмане не виноваты в том, что отдельные негодяи придерживаются ислама и в то же время являются террористами
3. Что же всё-таки делать с Чечнёй. Проблема была, есть и, к сожалению, до сих пор остаётся.

Моя позиция в отношении всех этих трёх вопросов осталась прежней. Непонятно, куда спецслужбы до сих пор смотрят. Пока мы не найдём ответ на этот вопрос, мы будем получать то же Домодедово – последний случай. Общество до сих пор не знает ответа на вопрос, чем же у нас занимаются спецслужбы. Принимать какие-то меры уже после взрыва – это смешно.

В Советские времена спецслужбы применяли привентивные меры. И терактов просто не было. Хотя не было такого, что на каждом шагу стояли видеокамеры, на каждом шагу стояли милиционеры – такого не было. Но и взрывов не было.

Сейчас такое ощущение, что спецслужбы просто осваивают бюджет ... < << Вырезано самоцензурой ГРУ из опасения возбуждения дела за разжиганию вражды к социальной группе "Милиция" >>> ... а своим непосредственным делом – предотвращением этих терактов, получается, не занимаются.

Та самая программа. Редакция ГРУ настоятельно рекомендует просмотреть запись полностью.

Улаживатель конфликтов

После отставки с поста в ГТРК - тогда я написал заявление и ушёл по собственному желанию, меня пригласили на «Радио Свобода», я месяц провёл в Праге. А уезжая туда, я заехал на ВГТРК и оставил Добродееву (главный редактор Объединённой редакции электронных средств массовой информации «Телеканал Россия» и «Государственная телекомпания „Вести“» - ГРУ) запись программы в полном объёме.

И вот вдруг где-то в числах 10 января раздаётся звонок из приёмной Добродеева - Олег Борисович хотел бы с вами встретиться. Я говорю – не проблема. Встретились. Добродеев говорит – погорячились мы, твоей вины в той программе нет, понятно откуда ноги растут, хочешь поехать собкором куда-нибудь?

- Куда?
- А куда хочешь?
- А куда есть?
- Есть Берлин, есть Минск.
- Минск мне симпатичнее.

19 января я приступил к работе заведующим корпунктом ВГТРК в Минске, а также собственным корреспондентом программы «Вести» по Белоруссии, Литве и Польше. Это была инициатива Добродеева, никто меня никуда не ссылал. Год там сидел, два сидел, потом мне стало скучно. Потому что характер работы был весьма своеобразный – если нужно снимать что-то серьёзное, присылают бригаду из Москвы – мы не хотим тебя подставлять, сам понимаешь, Лукашенко, мало ли что, пусть лучше наши снимут.

А если нужно снимать какую-то ерунду, мне говорят – старик, ты уже не мальчик, чтобы такие вещи снимать. Пусть Качура снимет – там у нас ещё один корреспондент был. Получалось, что я ничего не делаю. Спрашиваю – мне-то что делать? - Ну ходи с важным видом, щёки надувай, будь нашим представителем. В итоге моя деятельность в Минске свелась к функции улаживателя конфликтов. Москва приехала, поснимала – МИД Белоруссии делает заявление, которое, грубо говоря, звучало примерно так: Сволочи, негодяи – лишить аккредитации, выгнать вон.

В ответ я звоню Урал Рамдраковичу Латыпову, бывшему тогда руководителем администрации президента Белоруссии, ехал к нему. Он тоже ругался - вот, негодяи, приехали, со мной не согласовали даже. Но быстро остывал: ну ладно, ладно. В итоге Латыпов поднимал трубку, звонил министру внутренних дел, говорил – не надо по «Вестям» шуметь, успокаивал - конфликт исчерпан.

В итоге всё это мне жутко надоело. Я приехал в Москву, сообщил, что не могу так больше работать, что возвращаюсь в Казань. Ну давай – говорят, мы увольнять тебя пока не будем – ты поживи немного – может, ещё вернёшься.

Но получилось так – после того, как я уехал из Минска, там снова возник конфликт, а миротворцев-то уже нет. В итоге мой бывший корпункт всё же лишают аккредитации.

Казанские вести

Приехал в Казань, стал работать экспертом Международного Института гуманитарно-политических исследований. Чуть ли не первым заданием для меня стал сбор информации по Таифу – что из себя представляет ТАИФ. Чем больше я узнавал про ТАИФ, тем больше у меня вставали дыбом волосы... < << Вырезано самоцензурой ГРУ из опасения возбуждения дела за разжигание вражды к социальной группе "Акционеры ТАИФа" >>> ...что это просто прикрытие. Тут я понял, что нам совершенно не по пути.

Постепенно я оказался в глухой оппозиции. Когда мы начали издавать антикоррупционный бюллетень «Казанские вести», число выпусков газеты примерно соответствовало числу возбуждённых против нас уголовных дел. Мы мешали.

Возьмём те же красные автобусы. Мы раскопали документы, что автобусы прошли таможенный пункт в благовещенске по цене 500-550 тысяч рублей. А здесь они уже продвались по 2100 – 2200. Получается, что в среднем с каждого автобуса пацаны заработали по полтора миллиона. А их было 1000. Т.е. полтора миллиарда рублей осело в чьих-то карманах. Мы ставим вопрос – разберитесь – в чьих карманах всё это осело. И таких моментов было очень много.

Мы описали ситуацию с домом Карла Маркса, 56. Ирина Воробьёва тогда заявила, что с неё вымогают взятку. В итоге взяточника взяли с поличным, а дальше получилось, что дома Ирина всё же лишилась. Т.е. она могла бы дать эти 300 тысяч, оформить собственность и спокойно работать. Т.е. взяли человека, посадили, несколько месяцев подержали, выпустили - дело развалилось.

А Метшин и сотоварищи дали сигнал – ... < << Вырезано самоцензурой ГРУ из опасения возбуждения дела за разжигание вражды к социальной группе "Ситименеджмент" >>> ...

Ильсур Метшин о Муртазине:

Громящий кулак

Вокруг меня стали собираться люди, реально заинтересованные в переменах. Мой дом превратился в проходной двор, жена постоянно ругалась – когда это кончится.

В условиях кризиса, который разворачивался, протестные настроения увеличивались. Пока они разрозненные – кто-то возмущался ценами на ЖКХ, кто-то – ценами на транспорт или лекарства – это всё разрозненно. А тут появляется вдруг фигура, способная объединить эти разрозненные протестные настроения в один громящий кулак.

И начало было положено - мы с гильдией предпринимателей провели мероприятие, в котором участвовало больше тысячи человек, что было для власти большим шоком. Для Казани тысяча человек на марше – это очень большая цифра. И протестные отношения только нарастали. Со мной нужно было что-то делать.

...Он первый начал...

Целью было даже не меня посадить, а показать – смотрите – будете дёргаться, будет с вами то же самое, что и с Муртазиным. Не поднимайте голову. В итоге власти не нашли ничего умнее, чем раскрутить тему, что я хотел похоронить Шаймиева.

Хотя в материалах уголовного дела есть куча доказательств того, что ещё до того, как я написал в своём блоге, вся Казань говорила о том, что Шаймиев умер. Более того, в ходе судебного разбирательства приходит свидетель обвинения и рассказывает, как он узнал о смерти Шаймиева.

Приехал с хоккея брат, говорит, что все говорят о том, что Шаймиев умер. На VIP-трибуне его не было. Я тут же справочку. Ваша честь, прошу внести в проткол, что хоккейный матч, о котором говорили сейчас свидетели обвинения, состоялся 11 сентября, и тогда уже весь стадион говорил о смерти Шаймиева.

Пост Муртазина о смерти Шаймиева:

http://irek-murtazin.livejournal.com/218516.html

Я в своём блоге написал в 15.00 12-го сентября. Т.е. я написал не первым и просто порассуждал о том, что ждёт республику, какие последствия. В итоге меня обвиняют в том, что я похоронил Шаймиева, даже сейчас СМИ про УДО пишут, что «блогер, похоронивший Шаймиева вышел на свободу».

В материалах дела есть справка из Милиции, что установить первоисточник не представляется возможным. Есть свидетельские показания. Та же Лиля Купчихина написала в 13 часов о том, что в магазине «Магнит» в Дербышках начали говорить о том, что Шаймиев умер – задолго до меня.

Первая запись о смерти Шаймиева в казанском жж-сообществе:

http://community.livejournal.com/kazan/2919161.html

Докажи, что не верблюд

Ну и самое существенное – по приговору меня ведь не за слухи наказали. Дали исправработ за клевету в книге. Т.е. выходит, что приписки по урожаю в Татарстане – это клевета, что Татарстан погряз бюрократическом произволе – это клевета, ну и так далее. А реальный срок мне дали за разжигание социальной розни к социальной группе "представители власти".

Поэтому говорить о том, что я пострадал за то, что похоронил Шаймиева, это в корне не верно, это чистейшей воды пиар, чёрный пиар.

Мы имеем абсурднейшее судебное решение - в уголовном деле в сказано, что Муртазин не предоставил доказательств своей невиновности – это цитата из приговора. При этом по конституции у нас никто не должен доказывать свою невиновность – презумпцию невиновности никто не отменял. Однако в моём случае она фактически была отменена.

Почему "посыпалась" Татнефть?

... Некоторую свободу, как сообщает источник «Профиля», они получили только после непроверенной новости о якобы смерти Шаймиева, распространенной бывшим пресс-секретарем главы республики, экс-председателем ГТРК «Татарстан», а ныне экспертом Международного института гуманитарных исследований Иреком Муртазиным. Хотя информация о кончине Шаймиева оказалась недостоверной, рынок отреагировал моментально: падение капитализации основного источника доходов татарского бюджета — «Татнефти» — превысило 20%. За несколько суток рыночная стоимость добывающей компании упала на $1,5 млрд.

Экспертам рекомендую изучить полный текст: Журнал "Профиль", №35(590) от 22.09.2008

Европа или азиатчина?

27 июля прошлого года мои доверенные лица приезжали в колонию, я выписал там доверенность, в итоге мы подали в страсбургский суд прошение об отмене приговора. Понятно, что Страсбург слишком нетороплив, пройдёт ещё два-три года. Но я убеждён, что в страсбургским судом мой приговор будет отменён.

Но я всё же очень надеюсь, что эту работу выполнит верховный суд России. Я не против России, я не хочу быть против России. Россия – прекрасная страна, в России прекрасные люди, у России прекрасные возможности стать именно европейской страной.

Хотя на сегодняшний взгляд, к сожалению, в стране слишком много азиатчины, а Татарстан уже полностью азиатский регион. Что такое Европейская страна? В Европе во главе угла стоит человек и права человека – это святое.

В Азии же во главе угла государство. Человек, имеющий хотя бы двух-трёх подчинённых – царь, бог и господин. Никаких прав гражданских уже не существует – он полностью хозяин тех, кто под ним. По отношению к вышестоящим он раб, холоп и плебей, а в отношении к нижестоящим он царь и бог.

И то же самое у нас в России. Это чистейшей воды азиатчина, с которой надо что-то делать. Я считаю, у России есть все шансы стать европейской страной, государством в приоритетом прав человека.

Выступление кандидата в депутаты Государственного Совета РТ И. М. Муртазина по Азинскому избирательному округу на телеканале "Вести-Татарстан" (24.02.2009)

Один для всех. И всё для одного

В ответ на вопрос журналиста ГРУ о том, что нужно сделать, для того, что бы Россия правовым государством, Муртазин смеётся - для начала Россия должна отменить мой приговор, - и уже серьёзно продолжает: для этого у людей должно проснуться самосознание.

Люди должны начать уважать самих себя. Люди не должны рассчитывать на государство, которое поможет, кинет ещё 100 рублей к пенсии или зарплате. Люди должны брать то, что им положено. Это ещё то, что в гражданском кодексе Наполеона было прописано – равенство, свобода, братство – три главных лозунга.

Что для этого нужно – верховенство закона. Не диктатура закона, о которой постоянно говорят, а верховенство закона. Правила дорожного движения должны быть одинаковы для всех – и для работяги, и для министра, и для президента.

96 год. Гуляю по улицам Парижа. На Елисейских полях огромнейшая пробка. И вдруг смотрю – все оборачиваются, фотоаппараты достают, фотографируют – что такое? Идёт президент франции, рядом два мордоворота – телохранители. А что это он? Проехать не может – застрял в пробке.

Во Франции ещё наполеон установил равенство всех перед законом, и это до сиз пор существует. В Израиле бывший президент страны отдан под суд, возбуждено уголовное дело. У нас кто не приедет – перекрывают все улицы. Равенство появится только тогда, когда люди научатся уважать сами себя.

- Считаете, что это возможно? В ближайшие 20-30 лет - поинтересовались журналисты ГРУ. Ирек погрустнел:
- Стремиться надо.
- А сами-то верите? В ответ первый диссидент Татарстана тихо-тихо отвечает:
- Верю.

Мне с этим уголовным делом сделали хорошую рекламу, со мной расправиться будет гораздо тяжелее, обо мне знают и здесь, и на Западе и говорить, что общественное мнение людям у власти безразлично, нельзя.

Они живут вахтовым методом – зарабатывают здесь, а детей учат, получают медицинское обслуживание, занимаются шопингом, отдыхают на западе. Поэтому им не безразлично общественное мнение на западе.

Если они здесь устроят то, что устроил у себя Лукашенко в Минске, им будет перекрыта дорога на Запад. Они этого очень боятся, тк уже интегрированы в мировое сообщество, они живут гражданами мира, а здесь они только работают.

Всегда готов

Когда говорят – меня такие формулировки поражают, конечно – что наши граждане пока не готовы к прямым выборам мэра, я задаю вопрос – а вот ты конкретно готов? – Я готов. А почему ты считаешь других глупее? На этот вопрос ни у кого нет ответа.

Поэтому я сейчас буду заниматься возвращением прямых выборов, есть смысл инициировать референдум, буду цепным псом демократии в Татарстане. А в России в каждой области есть свои Муртазины. Когда говорят, что рыбу нужно чистить с головы, я считаю, нужно начать с выполнения законов. Законы у нас неплохие, кстати.

Я как юрист, выпускник Московской Государственной Юридической Академии, могу сказать, что законы в России неплохие, но проблема в том, что эти законы не выполняются и на каждом шагу игнорируются. Будем создавать институты, которые будут жесточайшим образом контролировать расходование бюджетных средств... Будем работать.

Планами своими пока делиться не буду - пока просто многого не знаю. Ближайшие 2-3 месяца буду заниматься отменой приговора, судебными иски о защите чести и достоинства к тем СМИ, которые устроили эту информационную вакханалию вокруг моего уголовного дела.

Татарстанские СМИ освещали судебный процесс примерно так:

- А не боитесь, что УДО отменят или новое дело заведут?
- Вот попали две лягушки в крынки со сметаной. Одна решила, что бесполезно и утонула. А другая дёргалась, дёргалась, дёргалась, в итоге сбила масло. Я надеюсь, что я не буду лягушкой, которая опустила лапы. Я надеюсь, что масло всё же собьётся.

Ну всё, наверное – я тут уже наговорил ещё на два срока.

© ГРУ. Беседовал Александр Удиков. Редакция благодарит Вадима Мещерякова за помощь в поиске дополнительных материалов.

P.S. Ирек Муртазин вернулся в жж. Его новый блог - [info]murtazin2011.

Обсуждение записи в жж проходит здесь.

Tags: 3.14 пец, Казань, Политика, Татарстан, Тема дня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments